Ocean Voyage

Объявление

12 3 6 9

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ocean Voyage » Поезд из Лондона в Саутгемптон » Купе 8, вагон 1.


Купе 8, вагон 1.

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Купе 8, вагон 1.

2

Полный, с бaгровым лицом, кондуктор покaзaлся Кэнсину человеком хотя и нервным (у него постоянно подрaгивaли веки), но умеющим влaдеть собой. По крайней мере, так это выглядело со стороны, когда он наблюдал за его движениями. Подойдя вплотную к кондуктору, Кэнсин извлек из кaрмaнa отпечaтaнный нa мaшинке билет с дипломатическим паспортом и протянул его проверяющему. Тот быстро проверил документы, даже ни чего не сказав, лишь указал на дверь вагона. Наверняка понял, что японец не слишком хорошо говорит по английски, поэтому Кэнсин просто вошел внутрь, без лишних слов.

Внутри поезда его ждало обычное убранство, которое он уже видел в Японии, правда более дорогое по виду из-за цвета дерева. Выбрав свое счастливое число, японец расположился в купе, поставив свой кейс с дипломатическими документами рядом с одной из кроватей и сняв с пояса син-гунто, что бы он не мешался.

Отредактировано Кагэкуро Кэнсин (06-07-2019 16:55:07)

3

Кондуктор, проверив все нужные документы, указал на вагон, Джессика мысленно торопила кондуктора, так как тот слишком долго, как ей показалось, проверял документы. Наконец, найдя своё купе, девушка увидела человека с азиатской внешностью, не придав этому значения, она села на кровать поставив на пол, ближе к себе, свой чемодан.

4

Немного помолчав и успокоившись, Джессика посмотрела на своего соседа. И немного подумав, решила представиться.
- Здравствуйте, Вы мой сосед, не так ли?- Сказала Джессика, немного улыбнувшись. - Моё имя Джессика Эванс, Леди Джессика Эванс, а как Ваше? - Она говорила это спокойным голосом, хотя и немного волновалась, но хотела создать хорошее впечатление.

5

Дверь снова отворилась, и почти сразу же после Кэнсина внутрь скромно обставленного, но вполне сносного купе протиснулась субтильная фигура Кавасимы, которая, наконец покинув заполненный людьми душный коридор, вздохнула теперь с явным облегчением - поезд, к счастью, уже тронулся, оставляя позади шумные улицы отдаляющегося Лондона, но она всё ещё явно нервничала, хотя и пыталась держаться вполне достойно и соответственно моральному облику любого другого японского офицера. Сняв фуражку, "генеральша" поначалу было решилась немедленно занять первое попавшееся свободное место подле окна, но тут же заметила уже расположившегося здесь джентльмена - к её огромному удивлению, он, как и она сама, не только определенно принадлежал к азиатской расе, но и, более того, был одет в военный мундир офицера, правда, Японского императорского флота, а не армии, где служила Ёсико. На мгновение задержавшись подле открытой входной двери, она, несколько удивленная столь необычайной и неожиданной для такого места встрече, впрочем, довольно быстро оправилась и пришла в себя, после чего, придав лицо прежнее благостное выражение, тотчас же выпалила, словно по уставу, горячо приветствуя своего соотечественника, коим он явно и был:

- Коннитива, господин капитан-лейтенант! - его звание Кавасима безошибочно определила по нашивкам и прочим признакам, которые отчетливо можно было определить на мундире, - Крайне любопытная, неожиданная и очень, очень необычная встреча... Кавасима Ёсико, Квантунская армия Его Императорского величества. Мы с вами, похоже, в некотором роде станем попутчиками.

6

Наконец, поприветствовав сородича, Кавасима заметила и притихшую рядом с ним дамочку европейской внешности, которая определенно вызвала у нее куда меньший интерес. Тем не менее, стараясь соблюдать вежливость и этикет, Ёсико поздоровалась и с нею, отстегнув от пояса син-гунто и уже подметив свободное место напротив офицера, которое она и вознамерилась занять.

- Добрый вечер, - сказала она на чистейшем английском языке, который, благо, знала в достаточной мере хорошо, - И вы, кажется, тоже моя попутчица. Кавасима Ёсико, генерал-лейтенант японской армии. Рада знакомству.

7

Кэнсин в это время, старался привести себя в порядок, поправляя китель. Ехать одному, японцу, было бы приятно, поэтому когда в купе вошла молодая девушка, что-то заставило его немного понервничать, не говоря уже о моменте, когда она представилась.
- Kagakurou Kenshin. - Ответил он в своей стандартной манере и поклонился, забыв, что его имя в оригинальном звучании, ни один европеец не сможет выговорить нормально с первого раза, если вообще отличит имя от фамилии.

8

Немного призадумавшись, Джессика услышала как кто-то зашел в купе, увидев еще одного человека азиатской внешности, она немного удивилась. Но стараясь не показывать этого, она поприветствовала её, судя по всему она была девушкой. Ей показалось это немного странным, хоть и довольно интересным.

9

В купе, где сидели люди, нежданно открылась дверь, в проёме которой стоял статный мужчина в зеленой военной форме. Его кепка была некой смесью шако и нормальной фуражки, а над брелком красовался орёл, клюющий змею.
- Я вам не помешаю, коль присоединюсь к вашей компании, уважаемые дамы и господа? В моём купе пока одиноко и хотелось бы с кем-нибудь о чём-то поговорить.

10

В это время Кавасима, отставив свой офицерский меч чуть в сторону, ближе к столику, разделявшему два дивана, на которых и расположились все собравшиеся в купе люди, уже заняла свободное место подле окна, удивленная тем, какую популярность неожиданно снискало именно это купе среди иных пассажиров - не прошло и нескольких минут, как в дверь вновь раздался стук, и у входа показалась плотная и весьма мощная фигура странного джентльмена в, кажется, мексиканской военной униформе. Ёсико, вздохнув, сухо пожелала ему доброго вечера, а после того снова повернулась к окну, за которым проносились сельские виды английской глубинки.

11

- Леди Джессика, составите мне компанию в ресторане? - Спросил японец, приготовившись покинуть помещение.

12

- Да, конечно, Господин Кагэкуро. Спешно проговорила Джессика, стараясь побыстрее уйти из купе, ибо компания военных была для неё немного пугающей. Встав с кровати и спрятав чемодан, она приготовилась уйти вместе с её новым "соседом".

13

Оставшись наедине с женщиной в форме, статный джентльмен занял место напротив её и стал задавать вопросы :
- Миледи, у меня возник вопрос по отношению к вам : а почему вы в военной форме, да ещё и с такими странными опознавательными знаками? Вы что, колониальный служащий из Азии? И если да, то почему же вы направляетесь в Западное Полушарие?

14

Неожиданно для себя Кавасима осталась в купе наедине с новоприбывшим господином в темном мундире, в то время как ее попутчик и попутчица, довольно сухо с нею поздоровавшись, поспешили ретироваться вон. Такое поведение, само собой, несколько смутило маньчжурскую принцессу, привыкшую к несколько иному отношению к себе, тем более со стороны иных офицеров японской армии и флота, но виду она, разумеется, не подала - правда, беседовать с мексиканцем все равно не слишком-то хотелось, а потому она поначалу томно смотрела в окно, за которым уже постепенно темнело, положив шинель себе на колени. Впрочем, кажется, сам иностранец не разделял её настроений и попытался разговорить попутчицу - Ёсико же, понимая, что, видимо, именно с ним ей придется путешествовать вместе до самого Саутгемптона, сначала немного неохотно, но всё-таки ответила на его вопрос, немного натянуто улыбнувшись:

- Кавасима Ёсико, генерал-лейтенант маньчжурской императорской армии, вся к вашим услугам. Может, вы обо мне слышали. Я инспектирую наши заграничные посольства по поручению правительства, с тем и направляюсь в Саутгемптон, а далее - за океан. Не думаю, что могу сказать о себе больше.

15

- Вот как? - слегка смутился мужчина. - Так вы получили погоны с помощью связей с императором Цин? Уж простите меня за прямолинейность, но женщин в армии я не видал со времен Великой Войны! А в каком роде войск и полку вы служите? Не уж то в гвардейской артиллерии? - саркастически сказал генерал и про себя посмеялся.

16

- Я об этом не распространяюсь, - кратко отрезала Кавасима, вдруг повернувшись к мексиканцу, явно уловив в его голосе несколько насмешливые нотки, - Я служу... при генеральном штабе Квантунской армии. А свой чин я получила благодаря собственным заслугам перед Его Величеством императором Кандэ и только благодаря им. Если же вы столь пристальное внимание уделяете полу человека, несущего честную службу в армии, то, к сожалению, я вынуждена признать ваш кругозор весьма ограниченным. И, кстати, вы так и не представились. В нашей стране это считается признаком дурного тона.

17

- Ну, в моей родной стране азиатских тонов и правил не наблюдается, простите. А зовут меня Хосе Эскобар, я генерал Мексиканской Армии в изгнании. И при я не штабист, а вполне полевой командир! - заявил Эскобар и сел в позу. - Я, может, не настолько эрудирован как вы, но ведь не каждый день увидишь генерала-даму. Обычно такие случаи наблюдаются либо у родственников королевской семьи или у кхм...кхм... любовниц фельдмаршалов и правителей, если угодно. Вот например вы можете сходу назвать мне знаменитых женщин-воительниц кроме Жанны Д'Арк? Я не смогу, ибо это редкое явление.

18

*Действуя абсолютно наугад, Хрюшкин открывает первую ближайшую дверь купе. Он ожидал, что возможно попадёт не в свой "дом", поэтому заблаговременно доброжелательно улыбнулся, открывая дверь, и таким же голосом начал произносить*

— Добре...

*Лицо Хрюшкина тут же остановилось на японском офицере!...Нет, на генерал-лейтенанте! "Сомнения быть не могло, это происки японских шпионов!" . Сразу же промелькнуло в голове начальника разведывательных действий Приморского погранрайона. При этом, как он это научился во время обучения и непосредственных полевых испытаниях, лицо его осталось таким же доброжелательным. И он продолжил, при этом, крепче схватившись за свою трость с китайской гравировкой.

— Кхем...Добрейший вечерок, то...кхем...Простите я ошибся.

*Хрюшкин медленно, кашляя в кулах с  тростью и смотря на японского генерала, закрыл дверь снаружи*

19

- Да, я могу вам назвать свое собственное имя, - неожиданно резко и довольно заносчиво произнесла Кавасима, растянувшись в довольно широкой и необычной для ее лица улыбке, - Надеюсь, что уже совершенных мною действий в Маньчжурии вполне достаточно для того, чтобы мое имя было вписано в анналы исторической науки. Я живу настоящим, а не прошлым, Эскобар-сан - меня не волнует соотношение численности женщин-воительниц к их коллегам мужского пола, это не имеет совершенно никакого значения. Едва ли пол способен влиять на способности человека к военной службе, все это зависит исключительно от характера.

Кажется, этот разговор начинал приносить некое удовольствие Кавасиме, ибо собеседник показался ей довольно забавным, а потому она, несколько вульгарно, но для нее вполне обыденно, закинула ногу на ногу и, вытянув одну руку, положила её на стол, принявшись постукивать по его поверхности костяшками своих пальцев, с самодовольным выражением лица глядя на мексиканца.

20

Мистер Леон Хрюшкин написал(а):

*Действуя абсолютно наугад, Хрюшкин открывает первую ближайшую дверь купе. Он ожидал, что возможно попадёт не в свой "дом", поэтому заблаговременно доброжелательно улыбнулся, открывая дверь, и таким же голосом начал произносить*

— Добре...

*Лицо Хрюшкина тут же остановилось на японском офицере!...Нет, на генерал-лейтенанте! "Сомнения быть не могло, это происки японских шпионов!" . Сразу же промелькнуло в голове начальника разведывательных действий Приморского погранрайона. При этом, как он это научился во время обучения и непосредственных полевых испытаниях, лицо его осталось таким же доброжелательным. И он продолжил, при этом, крепче схватившись за свою трость с китайской гравировкой.

— Кхем...Добрейший вечерок, то...кхем...Простите я ошибся.

*Хрюшкин медленно, кашляя в кулах с  тростью и смотря на японского генерала, закрыл дверь снаружи*

Кавасима, конечно, не могла не заметить странного господина, на мгновение заглянувшего в их общее с мексиканцем купе. Как ей подумалось, взгляд этого человека, довольно, как она успела подметить, пожилого, задержался на ней на мгновение дольше, чем если бы он не выразил к ее персоне никакого интереса - конечно, как она тотчас же сообразила, его мог привлечь принадлежащий Ёсико мундир довольно необычного покроя. Впрочем, сказать этому любопытному джентльмену она так ничего и не успела - как только она, было, вознамерилась его поприветствовать, пригласив пройти внутрь купе, он неожиданно исчез.

21

Лицо Эскобара приобрело удивленный вид, когда он увидел то, что дама резко переменила положение ног. "Всё-таки она насосала на погоны... Интересно, сколько время она потратила?" - подумал про себя мужчина.
- А каковы ваши действия в плане военного дела? - поинтересовался мужчина. - Не уж-то вы командовали армиями против Гоминьдана и коммунистов? Или вы проявили свои способности при дворе императора, раз так много говорите про своё прошлое, которое, по-видимому, было для вас неистово бурным в плане бытовых и не только событий?

22

На этот вопрос Кавасима отвечать не стала вовсе - ухмыльнувшись, она вернулась в свое прежнее положение, потянувшись к лежавшей на столике фуражке, после чего, внезапно взяв её в руку, вскочила с места, подняв с пола и стоявший подле окна син-гунто.

- Простите меня, но я отнюдь не дура и вовсе не собираюсь рассказывать все подробности своей службы в Маньчжурии первому же встречному попутчику. Вам будет достаточно знать, что я выполняю важные поручения императора Кандэ, а сейчас направляюсь с инспекцией посольств по всему земному шару - и на этом предлагаю нашу увлекательную беседу пока закончить. Я хотела бы пройтись. Желаю... приятного вам дня!

Прицепив свой офицерский меч к поясу и вернув его на привычное место, а затем и водрузив фуражку на голову, украшенную довольно короткой уставной стрижкой, модной среди офицеров Квантунской армии, Кавасима вежливо поклонилась мексиканцу, после чего, сделав несколько резких шагов в направлении коридора, покинула купе и направилась в сторону вагона-ресторана.

23

Когда из купе все ушли, Эскобар тоже покинул помещение.

24

Зайдя в купе, Джессика не увидела того господина. Присев на кровать и убедившись что её чемодан на месте, она посмотрела в окно, наблюдая за вечерним небом, она была готова тут же выйти из поезда и направиться к отелю. Джессика позволила себе лечь на кровать, и дожидалась прибытия.

25

Поезд уже ревел и подавал приветственные гудки, подъезжая к саутгемптонскому вокзалу, когда Кавасима, при офицерском мече и в полном обмундировании, возвратилась в свое купе с новым ворохом добытой во время пребывания в заполненном людьми вагоне-ресторане информации. Времени до прибытия почти не оставалось, необходимо было поскорее собрать доставленный в купе заранее, еще до отправления с вокзала Ватерлоо, багаж, который Ёсико благоразумно и не раскладывала, а потому, быстро сняв с гардеробного крючка, находящегося подле входной двери, свою старую, потертую, но так любимую шинель, женщина накинула её на себя, заодно сухо поприветствовав свою попутчицу, которая, к её удивлению, в этот момент находилась в купе без своего японского собеседника, с которым они ранее присутствовали в ресторане.

После того Кавасима, быстро отыскав в общей куче несколько своих чемоданов, доверху заполненных личными вещами, взятыми в столь длительное кругосветное путешествие, взяла их за ручки и опустила багаж с грузовой полки, а после того, вздохнув, еще раз оглядела купе и вышла в коридор, направившись сразу в направлении тамбура.

26

Девушка взяла свой чемодан, и поправив платье, вышла из купе.


Вы здесь » Ocean Voyage » Поезд из Лондона в Саутгемптон » Купе 8, вагон 1.